Пресс-служба Интервью Сергей Кравцов: «Нашей школе есть чем гордиться»

Сергей Кравцов: «Нашей школе есть чем гордиться»

13 июля 2020, 11:02

Чем отличается современная школа от советской, чему научились учителя во время пандемии и на какие профессии стоит нацеливать будущих абитуриентов, «Профилю» рассказал министр просвещения России Сергей Кравцов.

Пресс-служба Минпросвещения России

– Сергей Сергеевич, где надо учиться, чтобы стать министром образования?

– Я учился в обычной общеобразовательной школе в одном из спальных районов Москвы. О своих учителях вспоминаю с большой теплотой. В школе меня интересовали информатика и математика. Цифровые технологии для того времени были новым направлением, очень многообещающим и перспективным. Но учителей информатики тогда отдельно еще не готовили, поэтому в пединститут я поступил по профилю «Математика и информатика». Когда вернулся в свою школу молодым специалистом, вел 5-е и 9-е классы, бывшие учителя многому учили меня, когда я непосредственно стал работать с детьми.

– Правда ли, что вы – учитель в третьем поколении?

– Да, бабушка и мама преподавали, так что я с детства видел, что такое учительский труд. Они «горели» своей работой, серьезно и внимательно обсуждали, например, как доходчивей объяснить ученикам сложные темы, чем помочь тем, кто не всегда быстро схватывает материал. А еще много говорили о воспитании, о том, как важно по-человечески искренне относиться к ученику, стараться понять его, помогать, поддерживать, говорить с ним не только о формулах и правилах, но и о важности дружбы, бережном отношении к родным и близким.

– Вы учитель, который стал чиновником, или чиновник, который остался учителем?

– Знаете, мне кажется, всегда надо прежде всего оставаться нормальным человеком: добрым, отзывчивым, ответственным, серьезным, думающим. А какая у тебя при этом должность – вторично. Когда работал учителем в школе, хотел, чтобы все мои ученики понимали материал, чтобы ни у кого не оставалось чувства, что он не уяснил что-то и его это расстроило и отбило желание учиться дальше. Когда стал чиновником, для меня также стало важно, чтобы все ученики в любой школе страны учились с интересом, чтобы о них заботились учителя, а уроки проходили в современных комфортных классах.

– Как вы считаете, школа должна воспитывать или все-таки учить?

– Я думаю, одно без другого невозможно. Сами посудите: разве правильно будет научить ребенка решать уравнения, грамотно писать, разбираться в законах физики и при этом не привить ему любовь к Родине, не рассказывать о том, насколько важны верные надежные друзья, забота о родителях? Качественное школьное образование, на мой взгляд, – это гармоничное соединение воспитания и обучения, когда одно «пропитано» другим, неотделимо от другого.

Очень важно, чтобы учителя, которые как раз подают пример детям, тоже не были чем-то застывшим, чтобы они расширяли кругозор, участвовали во всех аспектах жизни школы, много читали, были внимательны к каждому ребенку и показывали детям, как много можно достичь, живя согласно духовным ценностям, следуя моральным принципам.

Понятно, что среда в буквальном смысле этого слова, в которой находится ребенок, влияет на него, поэтому важно, чтобы в школе ребенок находился среди книг, картин, фотографий, портретов, предметов, которые побуждают интерес к изучению истории, географии, искусства, литературы своей страны. И, конечно, наша задача – увлечь детей наукой и знаниями, и сейчас для этого много возможностей – онлайн-площадки, кванториумы, конкурсы, например, «Большая перемена». У школы много помощников в воспитании детей: это и музеи, и выставочные залы, и кинотеатры, и парки. Воспитание ребенка – это и возможность для него прийти в лабораторию, музей, театр, зоопарк или даже на реальное производство и посмотреть, что называется, вживую, как устроен мир.

И, конечно, огромную роль в воспитании играет семья – и школе тоже надо внимательно и осторожно работать с родителями, вовлекая их в процессы, происходящие в школе.

– В Советском Союзе во всех школах страны учили по единой программе и учебникам. Сейчас же школы сами выбирают программы и даже график каникул. Вы считаете это правильным?

– Мне кажется, во всем нужна мера и здравый подход. Давайте по порядку.

Есть обозначенная президентом цель: к 2024 году войти в число десяти ведущих стран мира по качеству общего образования. Есть национальный проект «Образование», где подробно прописано, что необходимо сделать для того, чтобы в стране было единое образовательное пространство. Но пока, если быть абсолютно честными, мы видим, что объективно все компоненты, из которых должно складываться это единое образовательное пространство, во-первых, разрознены, во-вторых, зачастую просто устарели, учитывая, как стремительно сейчас развивается мир. Поэтому надо проанализировать, что для построения системы качественного образования уже есть, что надо улучшить, а что – создавать с нуля. И спокойно шаг за шагом это делать. Да, это небыстро, непросто, но зато, если действовать осознанно и серьезно, можно выстроить четко работающую систему, удобную и для учителей, и для учеников, и для родителей.

Еще раз обращу внимание: задача Министерства просвещения – дать возможность каждому ученику, где бы он ни жил, получить качественное образование. Для этого, например, необходимы корректировки федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС).

Было много вопросов по поводу единого перечня учебников. К списку было много нареканий. Он часто менялся. Мы решили подойти более систематизированно к его формированию. Согласовать с экспертным сообществом, включая экспертов-педагогов, ну и оставить окончательное утверждение перечня за министерством, которое, кстати, определяет госполитику в области образования. Предпринятые шаги сняли напряжение.

Еще один большой пласт работы – это работа с учителями. Тут предстоит сделать очень много, в частности, необходимо навести порядок в системе аттестации учителей, определить оценочные технологии. Сейчас программы переподготовки педагогов не отвечают запросам учителей и отстают от современных требований, но мы уже в активном процессе изменений и обновлений.

– Существуют международные исследования TIMSS, PISA. Как мы в них выглядим на фоне других стран?

– К тем, что вы перечислили, важно добавить PIRLS – исследование качества чтения и понимания текста. Каждое исследование имеет свою специфику и проводится среди школьников разных возрастов. Мы всегда серьезно и внимательно относились к международным исследованиям. Они помогают увидеть сильные и слабые места в обучении и, соответственно, скорректировать программы, перенять более успешный опыт зарубежных коллег.

В среднем российские школьники показывают хорошие результаты, особенно начальная и средняя школа: например, в TIMSS Россия находится в группе лидеров, входя в десятку стран с лучшими результатами. TIMSS – это Международное мониторинговое исследование качества школьного математического и естественнонаучного образования, позволяет сравнить уровень и качество знаний в этих областях учащихся 4-х классов начальной школы и 8-х классов; проводится циклично – один раз в четыре года. В 2015 году российские школьники показали очень хорошие результаты – в среднем Россия занимала 6–7-е место.

PISA – международное сопоставительное исследование качества образования, в рамках которого оцениваются знания и навыки учащихся школ в возрасте 15 лет в естественнонаучной, математической и читательской грамотности. У наших ребят отличные базовые знания, а вот с применением их в реальной жизни сложности. Значит, стоит уделять этому больше внимания: и программы менять, и педагогов переподготовить.

Отмечу, что кроме международных исследований мы проводим и свою диагностику. Ежегодно в школах проходят Всероссийские проверочные работы. Мы планируем провести ВПР в начале следующего учебного года, это позволит нам выявить пробелы в знаниях, вызванные известными событиями весны–лета, и скорректировать учебные программы для их устранения.

– Насколько известно, в СССР около 27% школьников поступали в вузы, а сейчас, наверное, 90% имеют высшее образование. После введения ЕГЭ намного ли снизилось количество поступающих в высшие учебные заведения?

– На самом деле ситуация с доступностью образования в нашей стране, начиная еще с советского периода, была относительно ровной. В 1985 году на тысячу 16-летних приходилось примерно столько же бюджетных мест в вузах, что и сейчас. В 1990-е годы появилось понятие «платное обучение». К сожалению, зачастую это был просто бизнес, а не качественное образование, отсюда и появились проблемы, когда диплом был почти у каждого, но качественными знаниями подкреплен не был. Сегодня ситуация иная, и на нее как раз повлияла новая система оценки знаний выпускников школ.

В последние годы стали гораздо популярнее рабочие профессии, школьники с готовностью идут получать среднее профессиональное образование. Здесь также не обошлось без влияния ЕГЭ. Изначально многие сконцентрировались на «трамплине»: после 9-го класса – колледж и техникум, а затем в вуз без экзамена. Но сегодня подростки видят, насколько качественное образование можно получить в колледже, чему научиться в прекрасно оборудованных мастерских, в рамках национального проекта мы обустраиваем мастерские в колледжах по всей стране, сколько практических навыков получить во время практики на предприятиях.

– Во многих странах тоже проводится Единый государственный экзамен. Как он проходит у нас, в США и, скажем, во Франции?

– И во Франции, и в США проводят единые экзамены, схожие с нашим. В чем-то подходы пересекаются, но в части, например, снижения психологической нагрузки на участников мы ушли значительно дальше французских коллег. Наше расписание сбалансировано, между экзаменами есть перерывы, как правило, день или даже несколько, в зависимости от того, что конкретно сдает школьник, а во Франции экзамены могут идти подряд в один день.

Обсуждая с нашими зарубежными коллегами меры, которые предпринимались по всему миру, чтобы защитить здоровье школьников во время эпидемии, мы все чаще слышим позитивную оценку и просьбы помочь перенять наш опыт. Как и в России, обязательные экзамены для школьников отменили в США, Великобритании, Франции, Нидерландах, Казахстане, Индонезии и многих других странах. Правительства приняли решение об отмене ряда экзаменов и рекомендовали выставить школьникам среднюю оценку на основе текущих работ и проектов.

– Бюджет образования растет. Какой процент от выделенных средств тратится на зарплату учителей, а какой – на оборудование школ всем необходимым, и правильно ли это?

– Консолидированные бюджеты на образование существенно растут: только за последний год – более чем на 7%, в 2020 году сумма на образование составляет более 912 млрд рублей. Я считаю, это солидная сумма для финансирования того, что мы запланировали сделать.

Мы контролируем выплату зарплат учителям. С нового учебного года добавляется ежемесячная доплата в пять тысяч рублей всем классным руководителям. В национальных проектах заложены средства на строительство школ, детских садов, обновление инфраструктуры образовательных учреждений, в том числе колледжей, развитие дополнительного образования, а также повышение квалификации педагогов.

– В подчинение Минпросвещения перевели педагогические вузы. Зачем это было нужно?

– Это логичный и необходимый шаг для всей системы профессионального развития педагогов, когда каждый будущий учитель сможет получать знания, которые необходимы для преподавания в современной школе. Это поможет убрать из программ лишнее, дополнить их тем, что востребовано сейчас, новейшими методическими разработками, инновациями. Так будущие учителя получат больше практических навыков, будут более подготовлены к школе психологически. Например, будем готовить педагогов и к работе в условиях дистанционного образования – подчеркну, мы не планируем заменять им традиционное, но его возможности значительно могут повысить качество образования учеников.

– В период недавней эпидемии частные клиники оказались весьма полезными государственному здравоохранению. А вот частные школы могут помочь в каких-то ситуациях?

– Мое мнение таково: общее образование должно быть доступно для всех детей вне зависимости от достатка семьи, а определять ли ребенка в частную школу – это желание родителей. Качественное образование можно получить в государственных школах, их выпускники показывают высокие результаты на ЕГЭ, побеждают в олимпиадах, в том числе международных. У школьников есть возможность получать дополнительное бесплатное образование и развивать таланты в детских технопарках, Центрах цифрового образования «IT-куб», где много программ, лекций и мастер-классов по разным направлениям – от технического и естественнонаучного до гуманитарного и художественного. По нацпроекту «Образование» уже в этом году в регионах будет работать 70 Центров цифрового образования «IT-куб», а через четыре года их будет 340.

В селах мы создаем «Точки роста» – такие школьные лаборатории на базе сельских школ. Уже в начале нового учебного года у нас появится почти три тысячи таких «Точек роста».

– Как мы в целом преодолевали время пандемии в образовании, что делали другие страны?

– Не скрою, это было тяжелое время для всех нас. Сохранить и обеспечить работу образовательной системы нам удалось благодаря четкой координации и сплочению. Прежде всего хочу сказать огромное спасибо всем педагогам, без их чуткого понимания происходящего, без их отклика, энтузиазма и вовлеченности, готовности помогать вести образовательный процесс в дистанте мало бы что получилось. Мы же сделали все, чтобы обеспечить поддержку и педагогам, и семьям, и учащимся.

Сейчас в ходе международных образовательных сессий зарубежные коллеги с большим интересом изучают сразу несколько наших наработок. Прежде всего мы интересны тем, что при огромном количестве учащихся, 16,5 млн у нас только школьников, мы в кратчайшие сроки перевели систему на дистанционные рельсы, 99% школ, 97% колледжей, что отразилось и на низких цифрах заболеваемости среди детей. Мы запустили самый масштабный по европейским меркам мультиплатформенный проект, подключив к этому федеральные телеканалы, операторов телевещания, ведущих издателей. Давали возможность ребятам и в Сети, и по телевидению, и по другим каналам связи продолжать учебу. Один из наших ключевых порталов – Российская электронная школа собрала свыше 63 миллионов посещений в этот период.

Так же, как и мы, по данным ЮНЕСКО, более 190 стран в это время закрыли школы и перевели учебу в дистанционную форму.

США, Великобритания, Франция, Нидерланды и ряд других стран так же, как и мы, отменили экзамены в школах и выставляли оценки по итогам текущих. При этом мы смогли обеспечить процесс таким образом, чтобы учащиеся могли поступить в вузы по итогам ЕГЭ, и сейчас в стране идет экзаменационная кампания, но только для тех, кто идет в вуз, и с обеспечением всех мер по защите здоровья.

– За последние годы мир сильно изменился. Представители каких профессий будут востребованы в ближайшее десятилетие?

– Да, мир меняется и требует специалистов, о которых мы не могли даже подумать еще несколько лет назад. Например, сейчас составлен список из 50 самых востребованных и перспективных профессий, где в топе, допустим, такая: «Разработчик Web- и мультимедийных приложений». На такие списки я бы рекомендовал обратить внимание школьников, чтобы как можно раньше начать уделять больше времени предметам, нужным для интересной профессии.

А для того чтобы определить и выбрать перспективные профессии, в рамках национального проекта «Образование» уже созданы Центры опережающей профессиональной подготовки. Это новые структуры, которые занимаются самыми востребованными в будущем компетенциями, помогают создавать интересные программы занятий. К 2024 году планируется создать не менее 100 таких центров по всей стране.

От себя скажу, что совершенно точно перспективным направлением всегда будет педагогика, мы сейчас с каждым государственным педагогическим университетом страны разрабатываем программы развития педагогического образования.

Текст: Елена Май
Еженедельный журнал «Профиль», 13.07.2020

Календарь новостей