Пресс-служба Интервью Главное – здоровье: министр рассказал о школах после пандемии

Главное – здоровье: министр рассказал о школах после пандемии

02 сентября 2020, 10:46

Российские школы с трудом переходили на дистанционное обучение — но ставили в приоритет здоровье детей, а не постижение школьной программы. Теперь восполнять пробелы в их знаниях из-за обучения онлайн предстоит институтам повышения квалификации и педагогическим университетам. Министр просвещения Сергей Кравцов объяснил «Газете.Ru», как школы будут справляться с последствиями пандемии COVID-19 и почему система не готова к удаленному формату обучения.

Пресс-служба Минпросвещения России

Весной 2020 российские университеты и школы приобрели первый опыт масштабного перехода на удаленный формат, который обернулся крахом — система была совсем не проработана, и дети, по словам самих преподавателей, начали деградировать. Почему случился такой провал, если с 2019 года стояла задача реализовывать цифровую образовательную среду?

— Весной нам, как и сфере образования во всем мире, пришлось очень быстро действовать в ситуации, с которой еще не сталкивались: переводить всех школьников – а их у нас более 16 миллионов — на домашнее обучение. При принятии решения самым главным для нас было сохранить здоровье детей. Все можно наверстать, любые знания можно получить позже, но никакие самые правильные и высокие цели не стоят того, чтобы рисковать здоровьем детей.

Не соглашусь с вами, что дети начали деградировать. Да, им было непросто, тревожно, не все понятно. Но мы сделали все возможное. У школьников были все возможности учиться, только дома. У кого-то получилось лучше, у кого-то хуже – так же, как и при традиционном обучении. И если педагог видит, что ребенок не усваивает материал, он всегда найдет способ помочь ему, а коллеги и министерство готовы оказать методическую поддержку.

В новом учебном году будут исправляться провалы в дистанционном обучении? Готовы ли мы к тому, что в ближайшие месяцы удаленка вернется — или школьники снова будут страдать от огромных домашних работ?

— Есть еще вопросы, над которыми надо работать, многое, что надо улучшать. Тогда будет повышаться качество образования, будут высокие результаты. Эти задачи перед нами ставят президент страны, председатель правительства. И мы будем решать их совместно с экспертным сообществом, педагогическим сообществом, региональными органами управления образованием. В том числе, и вопрос качества дистанционных технологий, которые необходимы нам вместе с традиционным образованием для создания единого образовательного пространства.

Никакие информационные технологии не заменят живого общения учителя с учеником.

Но при этом мы понимаем, что в современном мире они должны помогать традиционной системе образования. Поэтому технологии будем использовать, но избирательно и во благо.

Пандемия сильно откинула Россию назад в процессе борьбы с образовательным неравенством – дети в деревнях, у которых нет доступа в интернет, сидели без доступа к обучению вообще. Как решается эта проблема?

— Во время перехода на домашнее обучение весной этого года, зная, что не у всех школьников есть доступ к интернету, мы совместно с двумя телеканалами организовали специальное вещание для школьников: каждый день в эфире можно было быть на уроке по всем предметам школьной программе. Использование телевидения как раз позволило заниматься наравне со всеми и детям из деревень.

В сети сейчас очень много образовательных порталов, которые легко помогали школьникам восполнять пробелы во время удаленной учебы. При этом из родителей вытягивались лишние деньги. Почему еще нет единой платформы, где ребята могли бы найти все необходимое для учебы бесплатно?

— Сделать единственную образовательную платформу просто нереально: у нас существуют разные программы, направления в обучении и развитии талантов детей, потребности преподавателей разных предметов, потребности школ разных регионов. Какой материал выбрать для занятий со своими учениками и рекомендовать им для самостоятельного обучения, решает учитель.

Но в рамках цифровой образовательной среды мы формируем перечень ресурсов, которые будут давать проверенные и верифицированные нами материалы — и с точки зрения федеральных государственных образовательных стандартов, и с точки зрения актуальности на предмет нынешней школьной программы.

В 6-7 классах дети обычно получают фундаментальное образование, однако из-за дистанционного обучения были упущены многие моменты. Будут ли школьникам восполнять те упущения, которые произошли в образовательном процессе из-за пандемии? Если да, то как?

— Мы понимаем, что в период домашнего обучения могли возникнуть определенные пробелы в знаниях. Конечно, их нужно восполнить, чтобы у детей не было проблем с усвоением нового материала. Всероссийские проверочные работы мы перенесли на сентябрь. Они позволят понять, что где и когда было упущено и скорректировать программы, так чтобы наверстать и усилить знания. Мы организуем точечную адресную работу с институтами повышения квалификации, педагогическими университетами по восполнению тех или иных пробелов в знаниях у детей, чтобы не понизилось качество образования.

Согласно указу президента РФ к 2030 году наша страна должна войти в десятку стран по качеству образования. Мы уже продвинулись в этом направлении?

— Мне кажется важным избегать любых революционных потрясений, гораздо полезнее делать аккуратные постепенные шаги по улучшению системы российского образования. Сохраняя и используя весь уже накопленный положительный опыт. Нам ведь нужны не пафосные отчеты, что «все хорошо», не заполненные для галочки документы, а счастливые здоровые дети, у которых есть нужные знания, чтобы развивать свои таланты и быть востребованными в выбранной сфере деятельности.

В 2020 году выпускникам, не планирующим поступать в вузы, разрешили не сдавать ЕГЭ. Приживется ли такой опыт после завершения пандемии или он, скорее, отрицательный?

— Сейчас очень важно быть прежде всего профессионалом в выбранном деле, и надо ли для этого окончить вуз или получить среднее профессиональное образование, не принципиально, все зависит от того, в чем ребенок талантлив. Несколько последних лет отчетливо видно, что растет престиж рабочих профессий. Школьники с удовольствием идут учиться в колледжи, получают знания и работают по профессии, которая им по душе.

В Госдуме регулярно критикуют работу школьных кабинетов психологов. По мнению депутатов, школа не в состоянии контролировать уровень агрессии учеников, поэтому они гнобят как друг друга, так и учителей. Сейчас состояние детей еще усугубляет пандемия. Может быть стоит усилить штат школьных психологов?

— Проблема детской агрессии гораздо сложнее, и решить ее только увеличением штата школьных психологов вряд ли возможно. О детях надо заботиться, помогать им противостоять агрессии. Один из способов — показать альтернативу, увлечь их, заинтересовать. Нам иногда кажется, что дети ленивые и никуда не идут. Но они же дети, они просто не знают всего многообразия того, что существует для их, в том числе, развития. Если задать правильные ориентиры, можно увидеть насколько подростки позитивны, горят общим делом, придумывают что-то, что им просто не до агрессии.

Александра Баландина
«Российская газета», 31.08.2020



Календарь новостей