Пресс-служба Интервью Интервью Министра просвещения Сергея Кравцова радиостанции «Эхо Москвы»

Интервью Министра просвещения Сергея Кравцова радиостанции «Эхо Москвы»

04 июня 2021, 13:19

В эфире Сергей Кравцов, Министр просвещения Российской Федерации. Ведущий Алексей Венедиктов. Программа «Тузы»

Пресс-служба Минпросвещения России

А. Венедиктов― Министр образования РФ – Сергей Кравцов.

С. Кравцов― Здравствуйте, Алексей Алексеевич. У нас Министерство просвещения.

А. Венедиктов― Вы так быстро меняете названия, за вами не угонишься даже бывшему учителю.

С. Кравцов― Это соответственно указ о названии ведомства. Но вы знаете, и в царской России, и в СССР было Министерство просвещения. Это чуть шире, чем образования. Это и вопросы, в том числе и воспитания, поэтому, на мой взгляд, само название – Министерство просвещения – больше отвечает тем задачам, которые стоят перед нами по развитию детей дошкольного возраста, школьного возраста.

А. Венедиктов― Сергей Кравцов, министр просвещения РФ. Мы начинаем говорить о том, что, собственно говоря, ждет этим летом школьников и их родителей. С учетом эпидемии, конечно. Давайте начнем историю с ЕГЭ. Сколько у нас людей сдает, я не знаю, как называются в 9-м классе выпускные экзамены.

С. Кравцов― Основной государственный экзамен.

А. Венедиктов― Сколько у нас сдает ЕГЭ. Вообще какие новации.

С. Кравцов― Что касается основного государственного экзамена…

А. Венедиктов― Это 9-й класс.

С. Кравцов― Его сдает миллион 200 наших школьников. Из них порядка 650 тысяч поступают в техникумы, учреждения среднего профессионального образования. Остальные выпускники идут в старшую школу. Что касается старшей школы, 11-классников, то сегодня сдают ЕГЭ порядка 600 выпускников 11-х классов. Те, кому необходим ЕГЭ для поступления в вузы.

А. Венедиктов― Какой будет государственный экзамен? В чем особенности в данном случае в этом году.

С. Кравцов― Первая особенность в том, что тем школьникам, которым не нужен ЕГЭ для поступления в вузы – сдают экзамены в школе в форме государственного выпускного экзамена по русскому и математике.

А. Венедиктов― Два.

С. Кравцов― Два предмета, получают аттестат и могут поступить в учреждения среднего профессионального образования, либо у них есть какие-то другие планы. Они могут в следующем году сдать ЕГЭ для поступления в вуз. Поэтому что касается допандемийного периода, сегодня ЕГЭ сдает порядка 10% меньше школьников, чем было в 19-м году. Это первая особенность. Вторая особенность заключается в том, что в связи с этим нет базового экзамена по математике. Есть профильные экзамены для поступления в вузы и школьники фактически, кто сдает ЕГЭ, сдают обязательный экзамен по русскому языку, остальные предметы по выбору. В том числе и математику на профильном уровне.

А. Венедиктов― Подождите, Сергей. Я не понял. Если я не хочу идти в вуз – я сдаю один экзамен или два?

С. Кравцов― Вы сдаете два экзамена: русский язык и математику в форме государственного выпускного экзамена у себя в школе. Фактически базовую математику, только не в форме ЕГЭ в пунктах проведения экзамена, а у себя в школе.

А. Венедиктов― Понятно. А если я хочу поступить в некий вуз, я выбираю другие дополнительные…

С. Кравцов― Да, вы обязательно сдаете русский язык, выпускник обязательно сдает русский язык и те предметы, которые необходимы для поступления в тот или иной вуз. Например, если научного направления, то выбирают еще предмет — физику, химию. И профильную математику. Если это гуманитарное направление, то там может не быть математики, и обязательно тогда надо сдать русский язык, обществознание, условно говоря, историю.

А. Венедиктов― Какие сроки?

С. Кравцов― Сроки не поменялись по отношению к доковидному периоду. В прошлом году экзамен был в июле. Тоже интересная история, когда мы передвигали сроки. То понятно выбрали оптимальный срок, чтобы было можно безопасно для сдающих экзамен, для организаторов. Так и случилось. Никаких вспышек в прошлом году не было.

А. Венедиктов― Последствий не случилось.

С. Кравцов― Нет, с точки зрения безопасности все требования были соблюдены, и никаких вспышек заболевания не было.

А. Венедиктов― Они сохраняются, требования.

С. Кравцов― В этом году требования сохраняются. Но с точки зрения сроков мы видим, что экзамены и об этом Роспотребнадзор тоже свое заключение дал – можно провести в июне. Тем самым мы не нарушаем сроки приемной кампании в вузы. Как это было сделано в прошлом году, когда приемная кампания была в августе. Сейчас приемная кампания возвращается в традиционные сроки. Но о чем я хотел бы сказать. Что экзамен, какие особенности вы сказали, очень важная особенность по информатике. Что у нас впервые, об этом я в свое время, когда возглавлял Рособрнадзор, тоже многие говорили, что нужно дать возможность на компьютере сдавать информатику. И в этом году впервые такая технология реализована. Мы долго к ней готовились и техническое оснащение пунктов, и подготовка организаторов. И надеюсь, что экзамен пройдет максимально объективно и никаких сбоев не будет. Наверное, такие основные особенности. Хочу пожелать всем сдающим экзамен спокойно подготовиться, не волноваться, не беспокоиться. От этого тоже очень много зависит.

А. Венедиктов― А за что стоит волноваться, Сергей? Все равно будут волноваться. За что-нибудь уж сущностное.

С. Кравцов― Больше такой психологический вопрос, когда молодой человек, я сам помню, когда сдавал экзамены, есть определенное волнение. Что-то здесь забыл, не вспомнил. Когда максимально спокойно, уверенно. И встречался недавно со вступальниками прошлого года, они говорят: «Наш успех заключается в том, что мы спокойно сдавали экзамены». И у меня была встреча недавно с победителями азиатской Олимпиады по физике. Наши ребята заняли первое место. Восемь человек, наша гордость. Талантливые ребята. Я тоже их спросил: «А в чем ваш успех?» Там были очень сложные задания.

А. Венедиктов― Это какой класс?

С. Кравцов― Это 11-классники. Старшие классы. Но они мне тоже сказали, что очень важно собраться. Сконцентрироваться. И тогда все получится.

А. Венедиктов― Пересдача или досдача – какие сроки. Других годов. И если…

С. Кравцов― В этом году предусмотрены дополнительные резервные дни. В случае если по каким-то причинам сейчас в июне в основной период школьники не могут сдать экзамен или, допустим, у них есть накладка по предметам по выбору. То у нас увеличены резервные дни дополнительные. Такого не было в обычном режиме.

А. Венедиктов― Напомню, у нас министр просвещения Сергей Кравцов. Это программа «Тузы». Вы были в Казани после трагедии. Что вы поняли? Не так. Какой вывод общий, не по конкретным, вот что.

С. Кравцов― Какой вывод. Вывод такой, что учителя, которые были в школе, они настоящие герои. Потому что когда этот подонок зашел в школу и когда послышались выстрелы и когда была проведена в состояние тревожная кнопка…

А. Венедиктов― А она сработала.

С. Кравцов― И когда директор школы по рупору говорил о том, что нужно укрыться. Все учителя зашли в кабинеты и фактически закрыли кабинеты, стояли у выхода. Понимая то, что если он проникнет в кабинеты, они в первую очередь пострадают. Несмотря на это, они мужественно закрыли фактически, предотвратили намного, наверное, большую трагедию. Но, к сожалению, есть погибшие. Это очень, конечно, непростая тяжелая ситуация для всех. Сегодня мы максимально делаем все, чтобы и помочь семьям, школьникам. Пострадавшим. Но самый главный вывод – что учителя герои.

А. Венедиктов― Президент говорил о возможности награждения их государственными наградами. Было ли представление уже от министерства или кто должен представлять.

С. Кравцов― Представляют от республики Татарстан, я знаю, идет обсуждение. Поэтому в ближайшее время уверен, что соответственно будут представлены к наградам. Но как я уже сказал, все учителя — герои.

А. Венедиктов― А выводы для отрасли. Теперь, может быть, мы понимаем, что что-то не так или что-то так или это было не избежать. Имея в виду случай. Охрана школы, еще что-то, еще что-то. Можно ли с точки зрения министра просвещения сделать вывод, что нужно что-то изменить. Вот так.

С. Кравцов― Во-первых, идет следствие и надо дождаться результатов. И их очень внимательно проанализировать. Во-вторых, конечно, нам нужно и это мы делаем, работать с информационным пространством, в том числе с сетью Интернет. Заниматься, воспитательную работу, тоже мы этим вопросом занимаемся. У нас со следующего года в 10 пилотных регионах будут советники директоров по воспитанию. Они сейчас проходят подготовку, точнее уже прошли подготовку на базе всероссийского центра «Артек», где сохранились лучшие традиции организации работы с детьми. Вы были в «Артеке»?

А. Венедиктов― Да.

С. Кравцов― Вот если вы были в «Артеке», я утром пришел и вижу ребят, которые только приехали. Это очень интересно посмотреть на тех ребят, которые приехали. И тех ребят, которые выезжают уже, когда смена завершается. Так вот когда вы видите ребят, которые приехали – они неохотно утром выходят на зарядку. А в «Артеке» обязательно зарядка. С утра. Они выходят в телефонах. Так как-то понятно, может быть для многих непривычно. А когда они уже выезжают – они все сами утром встают, хотят идти на зарядку.

А. Венедиктов― Это не иллюзия, господин министр? Это может вам показали так. Приехал министр, нужно вывести строем.

С. Кравцов― Нет-нет. У меня просто есть привычка, я утром скандинавской ходьбой занимаюсь. И как-то приехал в лагерь, просто утром пораньше и решил сам пройтись. И посмотреть, как организовано. Так же когда смена завершалась. Поэтому здесь это было мое такое желание – посмотреть. Это было не запланировано. Ну конечно, есть и наверняка и какие-то другие моменты. Но в целом многие родители говорят, что ребята меняются в лучшую сторону. А почему они меняются? – потому что ими занимаются. Они ходят в походы, выходят в открытое море, они занимаются спортом, смотрят фильмы. Вечером у костра обсуждают. Они поют с гитарой. То есть та может быть атмосфера, которой не всегда хватает в городской среде, где-то в школе и когда у ребенка есть мотивация, когда ему интересно, интересно общаться со сверстниками, уже и так не нужны мобильные телефоны, так может быть не нужна эта социальная сеть. Когда есть живое общение.

А. Венедиктов― Что делать со значительным количеством учащихся, которые как вы говорите, зависают в телефонах, ходят в разные я бы сказал сомнительные группы. Имея в виду сомнительные – не в кавычках. Что с ними-то делать? Они же там тоже существуют. Они же почему-то туда идут и почему-то оттуда не уходят.

С. Кравцов― Идут – потому что это можно и там им интересно и не всегда молодой человек понимает, что это сомнительный контент. Поэтому мы в рамках создания цифровой образовательной среды формируем возможность школьникам, в том числе общаться в социальных сетях и в мессенджерах. Но эта среда в тех моментах, о которых вы сказали, — там их нет. То есть мы смотрим, чтобы был проверенный контент, проверенное содержание. Соответствовало возрасту. Это никоим образом не заменяет традиционное образование, традиционную систему образования, о чем говорят, что вот дистанционные технологии заменят традиционную школу. Помните, и у вас на передачах об этом многие говорили. И мы видим, что 1 сентября в этом году школьники пришли в школу, надеемся, что и в следующем году ситуация эпидемиологическая позволит. Так вот, информационные технологии должны помогать и ни в коем случае не подменять традиционную систему образования. Это наш принцип. Об этом президент неоднократно говорил, что во главе традиционной системы образования стоит учитель, ребенок. Очное общение.

А. Венедиктов― Ну, уроки были в том виде, в каком есть, придуманы когда-то Яном Амосом Коменским. Дети хотят, наверное, другого. Поэтому они и бегут в другую среду.

С. Кравцов― Вы знаете, что касается детей, многие говорят, что дети поменялись, изменились. Но, наверное, мы дали такие возможности и так сформировали среду, что дети меняются. На самом деле очень много зависит, какая среда и какие возможности есть у школьников. Так вот задача в том, чтобы им было да, интересно действительно. И в нашей цифровой образовательной среде мы как раз и даем те и фильмы, и в том числе электронные ресурсы, которые интересны. Но которые не содержат деструктивной информации.

А. Венедиктов― Но рядом другая среда. То есть вы создаете некую среду…

С. Кравцов― Мы создаем, принцип такой – что в школе, когда находится ребенок в школе, вай-фай и сама сеть настроена именно на эту среду. Дальше есть ответственность родителей дома. Но такая возможность, чтобы школьник находился в этой среде – мы эту возможность даем.

А. Венедиктов― Возможность. Это как возможность.

С. Кравцов― Как возможность.

А. Венедиктов― Родители проинформированы о такой возможности?

С. Кравцов― В 15 регионах в соответствии с постановлением правительства у нас такая работа сейчас идет. И с родителями. И это как эксперимент. И мы тоже смотрим, какие будут результаты. И конечно информируем в том числе и родителей. И планируем, что у нас будет для детей, которые находятся дома, такая сим-карта, настроенная, сейчас мы ведем переговоры с коммуникационными компаниями, чтобы была такая сим-карта, которая была настроена на доступ школьника в эту сеть. А дальше, конечно, уже ответственность родителей.

А. Венедиктов― Родители на работе – скажут вам. Вам скажут: родители на работе.

С. Кравцов― Да, родители на работе. Но возможность, сегодня сим-карта покупается по паспорту, да, конечно, там есть черный рынок. Мы это все прекрасно понимаем. Это уже правоохранительные органы здесь работают. Но возможно, что у ребенка есть соответствующая сим-карта, которая дает ему доступ только к этой сети — такая возможность есть. Дальше мы конечно будем смотреть, как реагировать на ту или иную ситуацию. Для этого мы ведем всю эту работу – чтобы понять, в том числе сильные и слабые стороны и вместе с родителями, учителями принимать те или иные решения.

А. Венедиктов― Скажите, пожалуйста, не кажется ли вам, что вы несколько опережаете время? То есть ну родители точно к этому не готовы в целом, как показала эпидемия. Ведь основное требование родителей – вернуть детей в школу. Мы еще об этом поговорим. Потому что нам надо работать.

С. Кравцов― Да.

А. Венедиктов― Вы тут заберите и смотрите за ними. А мы уж тут потом…

С. Кравцов― Школьник находится в школе. Никто не говорит, еще раз я хочу подчеркнуть, чтобы все радиослушатели тоже услышали. Мы за традиционную систему образования. Дистанционное обучение домашняя технология – была вынужденная мера. Но когда ребенок находится в школе, если ему надо пообщаться со сверстниками в другом регионе, он это делает через нашу сеть. Уже создана система видеоконференцсвязи «Сферум», отечественная разработка. Социальные сети для общения школьников на перемене, во внеурочное время. Но мы уверены в том, что там нет негативной информации. Вот о чем идет речь.

А. Венедиктов― Последняя тема. Дискуссия по поводу обязательной вакцинации. Я слышал точку зрения и ваших коллег некоторых и губернаторов, и французского президента о том, что некоторые сферы деятельности людей должны быть обязательно вакцинированы. В частности учителей, воспитателей, которые работают с детьми. Мы знаем, что президент говорит, что вакцинация – дело добровольное. Но есть ли позиция министерства. Вот 1 сентября учителя, сколько у нас, прости, господи.

С. Кравцов― Миллион 200.

А. Венедиктов― Миллион 200 учителей и плюс воспитатели в детсаду пойдут к детям. Есть ли позиция министерства по тому, что от ковида работники образовательной сферы должны вакцинироваться.

С. Кравцов― Больше, конечно, медицинская тема Министерства здравоохранения.

А. Венедиктов― Мы спросим об этом у министра и спросим у Татьяны Алексеевны. Но ваша позиция какая?

С. Кравцов― Наша позиция заключается в том, что вакцинация добровольная. Но мы видим, что очень многие учителя вакцинируются. Я сам привился. И нисколько не жалею. Хорошие титры. Поэтому также рекомендую всем сделать прививку. Действительно одна из лучших в мире прививок. Есть причем разные сейчас прививки. Появились и «Вектора», и Центра Чумакова.

А. Венедиктов― Но заставлять не будете работников?

С. Кравцов― Заставлять не надо. Но сами учителя делают прививки, показывая своим примером, что…

А. Венедиктов― Вы за этим следите. В этом городе 80%, в этом 20.

С. Кравцов― Такой специальной статистики нет.

А. Венедиктов― Не боятся, что за ними следите?

С. Кравцов― Нет.

А. Венедиктов― Отчетности нет.

С. Кравцов― Я хочу обратиться к учителям. Что отчетности нет. С нашей стороны точно отчетности нет. Если где-то такие ситуации возникают – обязательно нам сообщайте в министерство. Будем смотреть, разбираться.

А. Венедиктов― Ну и последний вопрос действительно. Не могу его пропустить. Вот что показало дистанционное обучение. Вынужденно дистанционное. Какие оно показало резервы и какие угрозы.

С. Кравцов― Вы знаете, самый главный вывод, на мой взгляд, что еще раз и родители, и дети, школьники увидели и еще раз посмотрели на ценность школы. Что школа это не просто обучение, прийти выучить уроки. Это и общение. Это и внеучебная деятельность, и кружки. И учитель, и сверстники. И родители тоже заново и, на мой взгляд, очень важны, я обращаюсь к родителям, вот эти чувства. Потому что зачастую, наверное, есть такое мнение. Вот есть школа, мы отдали ребенка в школу, что там с ним будет. Потом мы его забрали. А вот когда случилась вынужденная мера — домашнее обучение – уже многие родители задумались и нам писали: а как мы не всегда и зачастую не осознавали, какая сложная работа учителя. Когда ребята находились дома. Поэтому, на мой взгляд, важный вывод – вот это ощущение не утратить ценности школы, ценности системы образования.

А. Венедиктов― Короткий ответ. Скажите, пожалуйста, кто больше оказался готов к дистанционному обучению: родители, дети, учителя.

С. Кравцов― Каждый по-своему.

А. Венедиктов― Не-не, вы не в министерстве иностранных дел.

С. Кравцов― Каждый по-своему. И у нас много учителей, которые сразу адаптировались и стали помогать своим школьникам. Но самое главное, что ни один учитель не бросил своих школьников, своих ребят. Поэтому еще раз хочу поблагодарить всех учителей. Пожелать всем здоровья. И еще раз поздравить всех школьников с выпускными, с последними звонками. Надеемся, что и выпускные вечера пройдут в традиционном формате. И мы надеемся, что эпидемиологическая ситуация позволит в традиционном формате начать следующий новый учебный год.

А. Венедиктов― Я вас порекомендую Сергею Лаврову. Это был Сергей Кравцов, министр просвещения РФ. Спасибо.

С. Кравцов― Спасибо.

«Эхо Москвы», 03 июня 2021 года
Алексей Венедиктов



Календарь новостей